Наше наследие

Литературная композиция  «Православная Русь никогда не умрет…»
(Драматическое объединение «Радуга»  ДДТ г. Зубцов,
руководитель —  Бойкова Н.Ф.) 
Разрушенная Церковь у села,
В стенах её застыл немой укор.
Разбиты и раздеты купола
И окон молчаливый взгляд в упор.
В своей беде не одинока ты,
Такого горя на Руси не счесть.
Украли с гордых маковок кресты,
Но с вами не запятнанная честь.
Когда-то люди приходили к вам
Невзгодами и радостью делясь.
Всегда был утешеньем Божий Храм,
Какая же беда сейчас стряслась.
Взрывали и крушили вашу стать,
Святые Лики на кострищах жгли.
Но душу не сумели отобрать
И веры чистоту вы сберегли.
Не приклонились Церкви купола,
Слеза разбитых витражей блестит.
Глумясь сорвали с вас колокола
И над Россией тишина звенит…
(Александр Игнатов)
Святая Русь православная. Как мало все мы, живущие в ней, знаем ее историю, и особенно годы революции, голода и войны. Современные историки нашей великой России и по сей день умалчивают то, что должны знать все. Горе, и при том великое горе, испытал наш народ за 20-й век и плох тот из нас, кто не знает нашей истории. Сколько невинных погибли за веру в Бога! За правду!
Они обо мне не знали,
Они меня не просили.
Они за Христа страдали,
Но верили и любили.
Их в заточенье томили
И в ссылки дальние гнали,
Они лишь сильней молили,
Обидчикам все прощали.
Они на жизнь не роптали,
Все беды стойко сносили.
Когда ж их враги убили,
Они в небесах воссияли.
И мы пусть совсем немного,
Все же им подражаем,
Когда каждый вечер Богу
Душу свою вверяем
        Готовность умереть за правду Христову, за Церковь Христову и сделала погибших  мучениками. И когда они принимали такое решение: умру, но не соглашусь со злом, не подпишусь под этим злом — все мигом менялось в их душе и в их жизни. После этого жизнь их делалась сплошным подвигом, потому что начиналось уже с этой минуты, как говорил один священник: » не жизнь, а житие». Их арестовали, дальше начинались пытки, муки, голод, болезни, тюремное заключение, лагерные работы, расстрелы: Но в душе — свобода, ясность, потому, что ничто их на земле не держало: они согласились претерпеть все ради Христа им умереть, и им больше ничего не было страшно.
С этого момента они делались другими людьми, они становились святыми. От них отступали все страсти, бессильными становились соблазны, потому что уже было принято решение умереть за Христа. Все остальное уже не могло поколебать их.
 7 февраля — День памяти новомучеников российских, пострадавших за веру в годы гонений на церковь
Кресты, костры.. .
Слова созвучны,
Ну почему из века в век
То ненаучно, то научно
Кресты сжигает человек?
Мы помним всех, кому отмерян
Лихой судьбой нелегкий путь,
Но не восполнить ту потерю
И время вспять не повернуть.
Достаточно того, что помним
Всех, кто за веру пострадал,
Кто был когда-то посторонним,
Теперь же близок духом стал.
За всех простых, святыми ставших,
Кто духом не был покорен,
За всех безвременно пропавших,
Тебе, Россия, наш поклон.
Новомученики. Их столько; сколько не было за всю историю Православной Церкви. Их десятки тысяч. Мы знаем сегодня имена только некоторых И каждое имя повествует нам о великом подвиге, тождествен подвигу мучеников первых веков. ( имена)
Если мы будем читать их расстрельные дела, вникать в их судьбы, в те страдания и скорби, которые им пришлось претерпеть, то можно только удивляться тому, какая у человека может быть сила духа, сила веры. Все это было совсем недавно, так близко от нас по времени. Еще многие из нас имеют память о своих близких родственниках, которые пострадали за Христа отдали за него свою жизнь.
Вера наша живет, ее нельзя победить.
Помню серый пустырь кричащих ворон,
Помню бабушкин взгляд, помню дрогнувший голос:
«Здесь когда-то был храм, но разрушен был он
В двадцать первом году на Крещенье Христово.
Здесь священник стоял, а товарищи жгли
На его голове поминальные свечи,
По худому лицу струйки воска текли
Падал легкий снежок на открытие плечи»
Мне б в теперь отыскать тот далекий пустырь,
И к земле бы припасть, и прижаться душою,
И цветы положить на холодную пыль,
И молитву прочесть над могилкой святою…
Правду ложью смогли без труда подменить
И привычную жизнь, надругавшись, разрушить,
Только веру в Христа не сумели убить,
Не сумели сломить христианскую душу.
Православная Русь никогда не умрет,
Колокольный призыв звонко Господа славит,
Терпеливый народ все невзгоды снесет,
Нам поможет Господь, нас Господь не оставит.
(Виктор Кознов)

К дню памяти Священномученика Борис Боголепова
 
bkrazvorot8Приближается 1 октября — день расстрела священника из деревни Коробино Зубцовского уезда Бориса Боголепова, ставшего Священномучеником. По удивительному и радостному обычаю Святая Церковь не просто отмечает этот день, она его празднует.
Празднует, потому что расстрелянный священник стал победителем в борьбе со злом, сохранив веру и верность Богу. Принят Им, прославлен и теперь молится и за нас.
Претерпевший же до конца спасется (Мф 10, 22). И претерпеть отцу Борису пришлось многое: крушение великой страны, привычного уклада жизни, преследования верующих, угрозы от новой власти. Но отец Борис не прекратил своего служения, крестил и отпевал, поддерживал верующих, совершал Крестные ходы с иконами. К этому служению он приготовил себя еще живя в Москве, осознанно избрав путь сельского священника. Образованный, благородного происхождения и внешности отец Борис любил простых людей. И люди платили ему тем же.
«На миру и смерть красна.» Но, даже, и в этом было отказано Новомученикам. Как первые мученики за Христа принимали страдания
и лютые казни на аренах и площадях Римской Империи, так и наши соотечественники совершали подвиг исповедничества даже до смерти. Но делали это, как и отец Борис, зачастую, безвестно, в одиночку, в застенках и подвалах. И только сохранившиеся протоколы допросов донесли до нас их последние слова. Слова исполненные достоинства и правды.
Тайно расстрелян и брошен в безвестную могилу, как тысячи других, чтобы уничтожить веру, чтобы предать её забвению.
Но кровь мучеников, кровь отца Бориса омыла Русскую Церковь, и после всех страданий на пепелище веры вдруг проступили ростки новой жизни. Появились верующие, заново стали открываться и восстанавливаться храмы, новые молодые люди стали избирать для себя, как когда-то отец Борис, путь служения Богу и людям.
А отец Борис смотрит на нас с иконы и улыбается. Ласково и с любовью.
  Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в августе 2000 года причислил Бориса Боголепова к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских для общецерковного почитания.
1 июля в день рождения Священномученика Бориса Боголепова в Зубцовском благочинии учрежден однодневный Крестный ход в его честь, а в день памяти- Боголеповские чтения.
Храм Святой Троицы, в котором служил отец Борис был разрушен, но первым в районе заново построен. Икона Священномученика Бориса всегда на своём месте — слева от входа в Храм. Она написана по чудесным образом найденной фотографии, но это уже другая история…
___________________________________________________________________________________________________

бкразворот8

Священномученик Борис (Боголепов)
Краткие сведения о жизни и выписки из уголовного дела приведены в книге игумена Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним». Книга 3. Стр. 221-223, 593 (Тверь, ООО «Издательский дом «Булат», 2001)
Священномученик Борис Боголепов – один из многих, пострадавших за Христа на русской земле от безбожной советской власти, расстрелян 1 октября 1937 г. «Среднего роста, черты лица правильные, волосы русые» — описание внешности арестованного священника из заведенного на него уголовного дела. Нет даже фотографии: все следствие велось очень небрежно и быстро, менее двух месяцев прошло от ареста до вынесения приговора.
Борис Иванович Боголепов родился 18 июня 1889 года в г. Москве, в Хамовниках, в семье псаломщика. В семье было трое детей: Борис, Владимир, София. Владимир выбрал профессию бухгалтера, София стала учительницей и заведующей школой. Старший – Борис – окончил Московскую Духовную семинарию и стал священником.
Случилось так, что Борис и Владимир (два брата) познакомились с двумя сестрами Екатериной и Надеждой Андреевыми и оба хотели жениться. Борис, желая стать священником, должен был в таких обстоятельствах получить особое разрешение на брак, и оно было получено.
В 1913 г. в семье Бориса и Екатерины Боголеповых родилась первая дочь Нина. Вторая дочь Тамара умерла в младенчестве, в шестимесячном возрасте. Третью дочь назвали Галиной, четвертой снова было дано имя Тамара. Следующим ребенком был сын Андрей. В 1929 г. родилась младшая Евгения.
После окончания Московской Духовной семинарии и рукоположения в сан священника отец Борис попросил направление на службу в сельский храм. В семье осталось воспоминание о его словах: «Люблю поговорить с простым русским мужиком». Молодой батюшка был направлен в Троицкий храм села Воловниково Клинского уезда Московской губернии.
До революции семья сельского священника не бедствовала. Жили в крепком деревянном доме при храме. В хозяйстве держали корову, поросенка, кур, пчел. Имели сад и огород. Матушка Екатерина сама ухаживала за скотиной. Батюшка имел возможность выписывать детям хорошие книги.
После революции, когда началось «раскулачивание», забрали все, включая детские вещички. Дети ходили, держась за материнскую юбку, и просили «кусочек хлеба». В это время, спасаясь от голода, матушка Екатерина ездила в Москву к родне, оставляя там на некоторое время дочерей то у одной сестры, то у другой.
Отец Борис продолжал служить Богу и людям.Ходил по домам, исполняя требы, в любое время, когда звали, несмотря на дальние расстояния. Дочь Тамара вспоминала рассказ батюшки о том, что были особые искушения ему в пути, но он ограждал себя крестным знамением, читал молитву «Да воскреснет Бог и расточатся врази его…» и шел дальше.
Когда гонения на Православную Церковь со стороны безбожной власти особенно усилились в середине 30-х годов, храм в Воловниково был закрыт (точной даты не сохранилось). В июле 1936 года отец Борис был переведен в Троицкий храм села Малое Коробино Зубцовского района Калининской (Тверской) обл.
Здесь он поселился со своей семьей так же в доме при храме. В это время в семье священника было двое детей: Андрей 1924 г.рожд. и Евгения 1929 г.рожд. С ними жила и бабушка, мать отца Бориса, Мария Ивановна. Старшие дочери Нина, Галина, Тамара жили отдельно.
С января 1937 года советская власть стала проявлять пристальное внимание к отцу Борису. (Следующие события подробно описаны в книге). Священник был привлечен к ответственности за неуплату налога (мясопоставок и финплатежей), которого выплатить не мог, так как не имел материальных средств. Приговор – полтора года заключения в исправительно-трудовом лагере. Однако отец Борис подал кассационную жалобу, на которую власти не решались дать ответ, и ареста не последовало.
В апреле 1937 г. было еще одно судебное разбирательство. На этот раз священника обвиняли в том, что он крестил новорожденных и отпевал усопших, не требуя справки из сельсовета или загса о смерти и рождении. Отец Борис отвечал, что крестить – это его первейшая обязанность, которую он и раньше исполнял и впредь будет исполнять. И если у родных усопшего нет справки о регистрации смерти, то он волен совершить обряд отпевания в церкви и без нее, что по конституции вероисповедание не притесняется. Приговор – шесть месяцев исправительно-трудового лагеря. Отец Борис подал кассационную жалобу, ответа не получил и арестован не был.
7 августа 1937 года в дом священника пришли с обыском, арестовали и тот же день допросили. Во время обыска было изъято 144 листа писем и документов (без описи), которые должны были быть приложены к материалам дела, но бумаги отсутствуют. В числе бумаг было письмо к Ржевскому архиерею Полладию, которое в протоколе допроса было названо «шифром». Отец Борис объяснил, что это письмо матушка Екатерина привезла из Москвы от свояченицы для архиерея и не успела передать. В дальнейших допросах вопрос «шифрованной переписки» больше не поднимался.
Обвинялся священник в том, что ходил с иконами крестным ходом вокруг храма и в деревню, в поле, отвлекая колхозников от работы в православный праздник, говорил, что все равно не убрать вам урожая, если не поможет Господь. В церкви «службу производил не только в религиозные праздники, а всегда». Обвинялся в том, что организовал сбор денег на ремонт церкви и школы. В том, что исполняя требы, ходил с иконами по домам во время эпидемиии тифа-дезентерии, и, якобы, таким образом умышленно разносил болезни. И, самое главное, посмел в канцелярии сельсовета в присутствии нескольких колхозников заявить, «что всякая советская пропаганда есть пустая болтовня». Другими словами, обвинялся в том, что честно и неуклонно исполнял свой долг служения. На обвинения отец Борис отвечал, что контрреволюционной агитацией никогда не занимался, всегда действовал в соответствии с законом о свободе совести, и что, да, безбожие и агитация против религии есть «болтовня» для человека религиозно настроенного.
У отца Бориса была семья, малолетние дети. Он был строгим и очень любящим родителем. По воспоминаниям младшей дочери Евгении, со всеми своими детскими печалями она всегда бежала в первую очередь к папе. Отец Борис, конечно же, понимал, что его активная деятельность как священника вызывает ненависть у безбожной советской власти, что он может быть арестован, а его семье придется пережить очень трудное время, может бытиь, тоже подвергнуться гонениям. Но он оставался верным Богу до конца. Протоколы допросов показывают его убежденность в своем праве исполнять долг священника, служить Богу и людям. За это он и был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 1 октября 1937 г. в 1.00 час. Место захоронения неизвестно. Семье не было дано знать о судьбе отца Бориса после ареста. Матушка Екатерина делала попытки выяснить, что с ним стало, ездила в тюрьму. В какой-то очередной раз ей ответили, чтобы она прекратила это, сказали, у тебя есть дети, подумай о них, или сама здесь останешься. После ареста священника его семью выселили из дома, и только одна одинокая жительница села не побоялась пустить их к себе на некоторое время. Затем матушка Екатерина вернулась с детьми Андреем и Евгенией в Москву, где были родственники и жили старшие дочери.Андрей в 1943 году был призван на фронт, и, не успев сделать ни одного выстрела, был убит взрывом противотанковой мины под Ржевом, там же и похоронен в братской могиле у деревни Медведево.Дочери прожили каждая свою обычную нелегкую жизнь.Старшая Нина, энергичная, активная, работала сначала водителем трамвая, троллейбуса; затем, имея хорошие художественные способности, учителем рисования в школе. У нее был сын Александр, детей он не оставил. Галина, тихая, спокойная, миролюбивая была домохозяйкой. Бездетна, умерла рано.Тамара рано вышла замуж, брак оказался неудачным. Трудно одна растила двоих детей: Олега и Маргариту. Работала в Госбанке. Младенца была вынуждена брать с собой , лежал в коробке рядом, пока мама работала. До последних дней сохраняла живость характера, люди к ней тянулись. Два внука от Олега – Аркадий и Андрей, две внучки от Маргариты – Ирина и Юлия. Как могла, учила внуков православной вере, рассказывала о семье, в которой сама выросла, об отце – священнике. У всех внуков есть свои дети.Евгения в соответствии со своим именем отличалась благородством характера. Всю жизнь проработала на одном предприятии, с 16 до 75 лет, была главным бухгалтером. Сын Михаил, после ранней смерти мужа воспитывала его одна. Внучка Юлия.
______________________________________________________

Старинный храм во имя Троицы Живоначальной в селе Малое Коробино, где служил отец Борис перед принятием мученического подвига, был полностью разрушен.В 2006 году по инициативе и усилиями местных жителей было начато строительство нового храма почти на том же месте, удалось даже один камень от прежнего фундамента включить в новый. В 2009 году строительство было закончено, а с 2013 года службы в храме совершаются каждое воскресенье и все праздники. В храме есть чудесная икона священномученика Бориса (Боголепова).

Святый священномучениче Борисе, моли Бога о нас!

(«из воспоминаний о Священномученике Борисе Боголепове
его правнучки Ждановой И. В.»)


imageСтарец Порфирий Кавсокаливит (1906-1991):
«То, что вы хотите сказать своим детям, говорите с молитвой. Детские уши закрыты. Только когда приходит просвящающая Божественная благодать, тогда они слышат то, что мы им говорим. Когда вы хотите что-либо сказать своим детям, скажите это Пресвятой Богородице, и она Сама всё управит. Ваша молитва будет тем животворным дыханием, той духовной лаской, которая согревает, заключает в свои объятия, притягивает ребёнка».
«В трудностях детей виноваты родители. Все проблемы начинаются с родителей. Родители должны стать святыми, тогда освятятся и их дети, а потом уже не будет проблем».
«Святость родителей спасает их детей».
«Каждый раз, как ты будешь говорить: «Господи, помилуй моего ребёнка», твоё дитя будет принимать от Христа один добрый помысел».
«Мальчика бесполезно исправлять убеждениями, советами или угрозами. Всё это принесёт лишь обратный результат, и ребёнок может стать ещё хуже или остаться таким, как он есть. Но у него есть шанс избавиться от своих проблем. Чтобы это произошло, его мать должна стремиться к святости.»


Виды Зубцова и Волги.

Гость Знаменского фестиваля и наш хороший друг Игорь Александрович Сизов поделился с нами этими фото с видами Зубцова  и Волги.

____________________________________________________________________________________________________________

«Крещенская ночь» Иван Бунин

Темный ельник снегами, как мехом,
Опушили седые морозы,
В блестках инея, точно в алмазах,
Задремали, склонившись, березы.

Неподвижно застыли их ветки,
И меж ними на снежное лоно,
Точно сквозь серебро кружевное,
Полный месяц глядит с небосклона.
Высоко он поднялся над лесом,
В ярком свете своем цепенея,
И причудливо стелются тени,
На снегу под ветвями чернея.
Замело чащи леса метелью, —
Только льются следы и дорожки.
Убегая меж сосен и елок,
Меж березок до ветхой сторожки.
Убаюкала вьюга седая
Дикой песнею лес опустелый,
И заснул он, засыпанный вьюгой,
Весь сквозной, неподвижный и белый.
Спят таинственно стройные чащи,
Спят, одетые снегом глубоким,
И поляны, и луг, и овраги,
Где когда-то шумели потоки.
Тишина, — даже ветка не хрустнет!
А, быть может, за этим оврагом
Пробирается волк по сугробам
Осторожным и вкрадчивым шагом.
Тишина, — а, быть может, он близко…
И стою я, исполнен тревоги,
И гляжу напряженно на чащи,
На следы и кусты вдоль дороги,
В дальних чащах, где ветви и тени
В лунном свете узоры сплетают,
Все мне чудится что-то живое,
Все как будто зверьки пробегают.
Огонек из лесной караулки
Осторожно и робко мерцает,
Точно он притаился под лесом
И чего-то в тиши поджидает.
Бриллиантом лучистым и ярким,
То зеленым, то синим играя,
На востоке, у трона господня,
Тихо блещет звезда, как живая.
А над лесом все выше и выше
Всходит месяц, — и в дивном покое
Замирает морозная полночь
Я хрустальное царство лесное!

___________________________________________________________________________________________________

Неподалеку от деревни Гнездилово Зубцовского района
в водах реки Вазуза стоит одна из немногих сохранившихся часовен. После строительства плотины Вазузского гидроузла уровень в реке поднялся на 20 метров, и фундамент часовни оказался затоплен. «Вода камень точит» — здание часовни разрушается на глазах.  Еще не так давно были видны фрагменты росписи на сводах, теперь же сохранились только отдельные архитектурные элементы.
Даже в таком полуразрушенном виде часовня привлекает внимание туристов, отдыхающих, местных жителей. Раньше здесь проходила дорога вброд через реку, в настоящее время подъезд к месту часовни не сохранился. Летом сюда добираются на лодках или пешком от деревни Гнездилово, зимой — по льду Вазузского водохранилища.
Достоверных сведений о названии и происхождении часовни нет. В СМИ публиковались различные предположения. По одной из версий, она была построена местным помещиком вблизи места гибели своего сына, утонувшего в реке. Есть и другие версии.
Судя по материалам, которые применялись при ее строительстве, а она выполнена из бетона, дата постройки может относиться к началу 20 века.
Проводились ли какие-либо официальные исследования и экспертизы на предмет возможности ее восстановления или, хотя бы, сохранения в существующем виде не известно. По частным оценкам  «гнездиловская» часовня восстановлению не подлежит.
Если не случится чуда, через некоторое время часовня разрушится полностью.
Статья и фото — А. Федоров.
___________________________________________________________________________________________________

«Учительство и любовь к Родине – мое наследство»

 Семья важна в жизни каждого человека. Без семьи сложно жить, справляться с трудностями. Семья – мама, папа, братья, сестры, бабушки и дедушки. Но это не только близкие родственники, но и далекие наши предки, с которыми мы связаны невидимыми нитями. Невидимые нити связывают нас сквозь время, они нас направляют. Человеку, который знает свою историю, проще жить на свете, спокойнее. Он может многое объяснить в своей жизни.  Часто бывает так, что люди все равно возвращаются на то место, откуда пошел его род. Вот и я живу в деревне Щеколдино, откуда и пошла наша родословная, учительская династия Денисовых.

Хочу рассказать о своей семье просветителей.

Из рассказов родственников удалось установить имя прапрапрадеда-  Денисов Егор, к сожалению, никаких сведений о нем найти не удалось.  Вторым поколением являются сыновья Егора – Денисов Михаил Егорович и Денисов Илья Егорович. Информации о Михаиле Егоровиче практически нет. Известно лишь, что он работал поваром в барском доме.  Денисов Илья Егорович – мой прапрадед. На кладбищенском памятнике дата рождения – 18 августа 1882 г. и дата смерти – 13 января 1970г. По рассказам родственников, известно, что Илья Егорович окончил военно-фельдшерскую школу и во время Первой Мировой войны он был военным врачом. В семейном архиве имеется старая фотография времен  Первой мировой войны, на которой можно увидеть передвижной госпиталь и военных врачей, среди которых мой прапрадед.  Долгое время Илья Егорович работал фельдшером в своей родной деревне. Фельдшер – незаменимый человек в деревне. Илья Егорович и роды принимал, и зубы дергал, от болезней различных лечил.  Во время Великой Отечественной войны прадед в своем доме лечил раненых солдат Красной Армии. Жена Ильи Егоровича – Евдокия Матвеевна, на кладбищенском памятнике дата рождения – 1 марта 1881 г. и дата смерти – 18 марта 1947 г. Как и все женщины в то время, Евдокия Матвеевна  занималась сельским хозяйством и воспитывала детей, которых в семье Денисовых было пятеро. Трудное было время, но это не помешало Илье Егоровичу и Евдокии Матвеевне дать своим детям образование. Все пятеро детей получили педагогическое образование!  Именно с третьего поколения и начинается династия учителей Денисовых.

Яркой личностью в истории семьи Денисовых был мой прадед – Денисов Николай  Ильич, первый директор Щеколдинской школы. Он родился 16 мая 1923 г.  в деревне Щеколдино Зубцовского района Тверской области. Читаем из автобиографии в личном деле Николая Ильича: «закончил Буконтовскую семилетнюю школу в 1938 г. С 1938 года по 1941 г. учился в Зубцовской областной культ-просветшколе.  13 июня 1941 г. был призван в армию». Прошел всю Великую Отечественную войну рядовым во второй гвардейской зенитной артиллерийской барановической краснознаменной, Ордена Александра Невского дивизии. Был ранен в ногу. У Николая Ильича был удивительно красивый почерк, на фронте часто писал документацию. С 1947 г. был старшим полковым писарем. В 1947 г. демобилизован по Указу Президиума Верховного Совета Союза ССР. В семейном архиве сохранилась благодарность за честную службу на благо нашей Родины, датированная 7 марта 1947г. В семье сохранились награды Николая Ильича: «Орден Красной звезды», две медали «За Отвагу», медали «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «ХХV лет победы над Германией», «Ветеран труда». С мая 1948 по август 1949 г. работал заведующим Лучковской семилетней школы.  С 1948 года Николай Ильич являлся заочником Калининского учительского института физико-математического отделения. Математика в жизни моего деда – это неслучайный выбор. С самого детства его отец, Илья Егорович, развивал в нем математические способности, умение логически мыслить. Когда они вместе ходили на охоту, то Илья Егорович постоянно задавал сыну какие-то задачки про селезней и зайцев. Когда Николай Ильич учился в Калининском учительском институте, экзамен у него принимал Брадис, автор известных логарифмических таблиц, названных по имени автора.  В Щеколдинской школе прадед работал с августа 1966 до 1990 г. Общий стаж: 43 года. Начинал свою работу конечно не в простых условиях. Школа была деревянной, крыша соломенная, печное отопление. Приходилось и печки топить, и ремонтировать здание своими усилиями, и, конечно же, детей учить. Николая Ильича уважали не только как учителя, но и как человека. До сих пор его с теплом и уважением вспоминают жители д. Щеколдино  и бывшие его ученики. На уроках Николая Ильича было интересно. Свои объяснения прадед всегда связывал с жизнью, много рассказывал про  трудные военные годы. Николай Ильич увлекался фотографией. В его доме была сооружена небольшая фотолаборатория. Благодаря его увлечению в семейном архиве сохранилось много памятных фотографий.  Увлечение фотографией он передавал своим детям и ученикам. Дед любил ходить на охоту и рыбалку.  Жена Николая Ильича, Клавдия Дмитриевна, тоже была учителем в сельской школе. Образование свое она получила в Ржевском педагогическом училище. Работала в Щеколдинской школе учителем немецкого языка, рисования и трудов. Она хорошо вышивала «крестиком» и «гладью». Жители деревни вспоминают Клавдию Дмитриевну как скромную и добрую женщину. У Николая Ильича и Клавдии Дмитриевны родилось трое детей: Денисов Анатолий Николаевич, Денисова Татьяна Николаевна и Денисов Олег Николаевич. Но по стопам отца и матери они не пошли. Старшая сестра Николая Ильича, Екатерина Ильинична (годы жизни: 1903 -1986), закончила Зубцовскую школу, потом педагогические курсы в Белом и работала учителем начальных классов в Лучковской семилетней школе. Во время Великой Отечественной войны школы не стало. Свою работу Екатерина Ильинична продолжила в д. Аносово (ныне деревни уже не существует). Аносовскую школу перевели в Щеколдино, где Екатерина Ильинична и работала до пенсии. Общий педагогический стаж составил 27 лет.  Вторая сестра Николая Ильича, Мария Ильинична Лебедева (фамилия после замужества) родилась в 1906 г. в д. Щеколдино. До Великой Отечественной войны работала в деревне Сидорово (Сычевский район Смоленской области) и заведующей Щукинской начальной школы Зубцовского района. Работала учителем в Боблевской, Фомино – Городищенской , Борщевской, Исаковской начальных школах. Приходилось ходить в школу за 8-10 километров. В семейном архиве сохранились фотографии, на которых Мария Ильинична со своими учениками на фоне старой школы (избы-читальни). Муж Марии Ильиничны во время Великой Отечественной войны пропал без вести. Дети Марии Ильиничны умерли маленькими в военные годы. Сестра Николая Ильича, Анна Ильинична, родилась в 1916 г. в д. Щеколдино. До Великой Отечественной войны училась в Ржевском педагогическом училище, которое перевели в Калинин, и закончила его уже там. Работала с 1948 г. в Зубцовской школе №1 учителем математики и физики. В четвертом поколении учителями стали дети Екатерины Ильиничны: Анна Федоровна, Валентина Федоровна. Анна Федоровна закончила Старицкое педагогическое училище. Работала 12 лет в школе города Калининграда. В Зубцове Анна Федоровна работала в детском саду. Валентина Федоровна закончила физико-математический факультет Калининского государственного университета. Работала в Зубцовской школе №1 учителем математики и физики, в 80-е гг. была завучем. В настоящее время Валентина Федоровна на пенсии. Также к четвертому поколению относится сын Василия Ильича – Станислав. В настоящее время он работает преподавателем Физики в профессиональном техническом училище г. Твери. Его жена, Татьяна, имеет педагогическое образование, работает в школе. Сын Екатерины Ильиничны – Василий Федорович во время Великой Отечественной войны руководил подпольной организацией комсомольцев Щеколдинского сельского совета. Он и еще 13 комсомольцев были расстреляны немцами 27 июня 1942г.  в д. Буконтово. В настоящее время этой деревни не существует, а на месте расстрела возвышается обелиск. Учащиеся Щеколдинской школы чтут память юных героев и каждый февраль совершают лыжный поход, возлагают венок.  В пятом поколении учительскую профессию выбрали трое: дочь Валентины Федоровны – Венглярчик (Шмарина) Оксана Львовна, дочь Денисова Валентина Васильевича – Людмила Васильевна и моя мама, дочь Денисова Олега Николаевича, Тюлегенова Наталья Олеговна (фамилия после замужества). Венглярчик Оксана Львовна закончила Тверской государственный университет в 1990-м г. Работала в Зубцовской средней школе учителем информатики и физики, имеет высшую квалификационную категорию. С 2010 года является начальником РОО Зубцовского района. Моя мама, Тюлегенова Наталья Олеговна, закончила Старицкое педагогическое училище в 2000г., Тверской государственный университет  (исторический факультет) в 2008г. Работает учителем истории и обществознания (1 категория) в Щеколдинской школе с 2001 г, а с 2014 года является директором школы.

Я еще не выбрала свою будущую профессию, но кто знает, куда приведут меня невидимые нити родства с моими предками.

Я испытываю гордость за то, что являюсь потомком просветителей.

Конкурсная работа ученицы 6 класса Тюлегеновой В.

___________________________________________________________________________________________________

Таблицы о церковной жизни  и истории г. Зубцова и района.

image-0001

image-0001 (2)

image-0001 (3)

image-0001 (4)

image-0001 (5)

image-0001 (6)

image-0001 (7)

image-0001 (8)

_______________________________________________________________________________________________

Воспоминания о  Священнике Троицкого храма с. Никифоровское Зубцовского уезда протоиерее Николае Беззубикове.

Позняк Елена Генриховна, г. Москва. 

(Правнучка отца Николая).

Мемориал «Медное»…Здесь похоронены тысячи и тысячи невинно убиенных граждан России и Польши, погибших в годы репрессий с 1936-1941г. Среди российских расстрелянных – представители всех социальных слоев советского общества. В основном, это крестьяне, колхозники, рабочие, служащие. Немало среди них священнослужителей, казначеев, старост, да и просто, прихожан, уцелевших к 30-м годам XX века церквей Тверской Епархии. «Красное колесо» террора прокатилось и по Зубцовскому району, оставив после себя груды развалин взорванных церквей и осиротевшие семьи священнослужителей, представителей самой мирной на земле профессии.

Но, как ни старалось НКВД, память людская не может забыть пастырей своих церквей и соборов. Да и сами места, на которых стояли храмы высшим проведениям не застраиваются. Почему – то не клеится гражданское строительство на месте взорванных храмов. На месте существовавшего собора во имя Казанской Божьей Матери в Зубцове ныне пустое место, а в селе Никифоровском на месте храма поставлен поклонный крест. Летом дорожка к кресту обкашивается. Спасибо добрым людям за память. До революции Никифоровское значилось селом. По списку, составленному Оценочно – статистическим отделом по материалам основного местного исследования уезда, бывшего в 1913 г., село Никифоровское Столыпинской волости имело 104 двора и 691 человека населения. Была и церковь, последнее место службы протоиерея отца Николая Беззубикова. Здесь же проживало и многочисленное семейство о. Николая: матушка Анна Арсеньевна и 14 деток. Жили возле церкви в обычном крестьянском доме, который до наших дней, к сожалению, не сохранился. Старожилы до сих пор помнят доброго батюшку своей церкви. Одна женщина вспоминала: «Батюшка из дому выходил задолго до начала службы. Бывало, выйдет из дому, а к нему со всех сторон крестьянские ребятишки бегут, проходу батюшке не дают. А он со всеми поговорит, кого утешит, кого пожурит, кому слово ласковое скажет, да всем сам мастерил нехитрые игрушки детям, сказки им сказывал, да истории всякие поучительные. Дети особенно его любили. Милосердный был батюшка. Никогда не унывал, а все улыбался». И, действительно, на старой фотографии о. Николай, окруженный своим многочисленным семейством, улыбается нам из глубины прошедших лет. Какая мирная семейная фотография. Какая внимательная и скромная матушка! И кто бы мог подумать, что матушка – то вышла замуж из дворянской семьи, знала шесть иностранных языков и старалась всем своим детям дать то образование, к чему их душа стремилась. И кто бы мог подумать, насколько трагически сложится судьба батюшки, хотя в то время он уже понимал, что добра ему Советская власть не принесет, что надо сохранить семейство, оградить матушку и детей от насмешек и нападок со стороны властьпредержащих. Все понимал, переживал внутри себя, а нам улыбался.

А беда была совсем близко. В 1929 г. о. Николай был судим по статье 61 УК на 3 годы высылки, в 1932 г. по статье 57 пункты 10,11 к 3 годам высылки. А 27 декабря 1937 г. он был арестован Зубцовским РО УНКВД по Калининской обл. по обвинению в том, что будучи враждебно настроен к Советской власти, после отбытия срока наказания продолжал проводить агитацию, направленную против мероприятий Советской власти и колхозного строительства. Во время следствия содержался в тюрьме г. Зубцова.

28 декабря 1937 г. на него было заведено уголовное дело. Этим же числом и закрыто. Подобные «дела» в роковом 37 году могли быть открыты и закрыты с молниеносной скоростью. По постановлению Тройки УНКВД Калининской обл. Беззубиков Николай Александрович был приговорен у расстрелу. Приговор приведен в исполнение 5 января 1938 г. Всех приговоренных к смерти расстреливали в подвалах современного здания Медицинской академии г. Калинина. Вместе с батюшкой в этот день палачи расстреляли 206 советских граждан. На рассвете машины с телами убитых отправлялись по шоссе Москва – Ленинград в отдаленную на 32 км местность — Медное. Там, на территории дач Калиниского НКВД, на окраине леса находилась, подготовленная уже экскаватором, яма глубиной около 4 м, способная вместить 250 тел. В Медном находилось 25 или 26 таких ям смерти.

Каждый раз, бывая в Медном, на память приходят строки из песни иеромонаха Романа, посвященные невинно убиенным священнослужителям:

Исчезну я с лица земли,
Оставлю белый свет.
Ликуйте, недруги мои,
Меня уж больше нет.
Но, указуя в гроб перстом,
Не изливайте яд,
И вы исчезнете потом
С лица земли, как я.
Без отпевания зарыт,
Лежу не под крестом.
В могилу кол с фанеркой вбит
Спасибо и за то.
А на фанерке номерок
Мое второе я
Но, слава Богу, вышел срок
Земного бытия.
И вот теперь один бреду
Чтоб Господу сказать:
«Спаситель мой, я был в аду,
Пошлешь ли в ад опять?
Не посрами надежд моих
Перед врагом моим.
Я не искал Богов чужих
Не поклонялся им.
На свете том Тобою жил
Дышал одним Тобой.
За что и был сынами лжи
Отослан в ад земной
От всех обетов отступя,
Все время падал в грех,
Но не отрекся от тебя
Поруганный за всех!»…

Такова трагическая судьба о. Николая. Он погиб, он расстрелян, «исчез с лица земли» как поет иеромонах Роман, и в Медном не поставлено даже фанерок с номерком расстрелянного, не оставлено даже пометок над расстрельными ямами. Но, в нашей памяти эти люди живы. Живы потомки, их много. У о. Николая помимо детей 23 внука, 42 правнука и на сегодняшний день больше 40 праправнуков, которые продолжают нарождаться. Жизнь продолжается…

Все – таки, о. Николаю удалось сохранить семью, хотя в то лихое время это было весьма непросто. Дочерям при замужестве помимо смены фамилий заменили еще и дату рождения. Меньше повезло старшему сыну Глебу. Получив специальность агронома, он был послан на работу в колхоз в г. Волжск Марийской АССР. Семье предоставили жилье и все было бы не так плохо, если б не война. Глебу, как главному агроному колхоза, дали бронь, но он все же выпросился встать на защиту Родины. Вот тут-то и выяснилось, что он – сын врага народа. Определили Глеба в штрафной батальон. В бою под Харьковом он попал в плен и был отправлен в концлагерь возле г. Витмаршен (Германия). В августе 1943 г. Глеб умер в плену и похоронен на братском кладбище в 5 км от Витмаршена. Квартиру у семьи отобрали, с работы жену уволили, его семья хлебнула лиха.

Дочери о. Николая Надежда, Милица, Ия и сын Вячеслав стали учителями, причем Надя и Миля успели поучиться в Смольном институте благородных девиц. История такова, что пришедшие к власти большевики в большинстве своем были неграмотные. А грамоте приходилось учить «бывшим». С Надеждой произошла такая история. Ее попросили обучать грамоте комиссаров, расположение которых находилось в глухом лесу. Однажды, идя в очередной раз на урок в лесную школу комиссаров, Надежда заблудилась, долго искала расположение избушки – безрезультатно. Оставалось ей только одно – молиться. Ее молитва была обращена к Николаю – чудотворцу, помощнику в пути. Начало темнеть, и вдруг за елками промелькнула человеческая фигура. Это был старичок, одетый в белую одежду. Сколько Надя не окликала старичка, он не откликался, но шел своей дорогой. Невольно Надя шла за ним, и, о чудо!, старичок дошел до избушки, поднялся по лестнице на крыльцо и вошел в дверь. Вбежавшая вслед за ним Надя, поискав глазами старичка и не найдя его, спросила: «А где старичок?». Оказалось, что никакой старичок в избушку не входил, начался переполох, ведь расположение избушки было секретным. Надя почувствовала, что ей грозят неприятности. Но тут вдруг все как-то само собой успокоилось, начался урок и про старичка забыли.

Еще один сын о. Николая, Лев, окончил мединститут и работал врачом на Украине. Дочь Предислава была главным библиотекарем в Военно – медицинской Академии в Петербурге, где, кстати, в 90-х годах прошлого столетия были найдены нетленные мощи Св. Александра Свирского. Дочь Маргарита тоже жила в Питере и пережила во время войны блокаду Ленинграда. Кстати, Господь чудом сохранил и ее двоих детей – младенцев, тоже переживших блокаду. Дочери Вера и Леонилла выбирали места работы так, чтобы успевать воспитывать своих детей. У одной их было 9, а у другой 4.

Уже не осталось в живых детей о. Николая. Матушка и большинство из детей похоронены на кладбище Зубцова в бору.

А внуки и потомки следующих поколений стараются соответствовать батюшке по своим силам. Например, Сусанна Александровна Бодрова трудится в церковной лавке Успенского собора г. Зубцова. А Любовь Яковлевна Мордина благовейно хранит наперсный крест о. Николая.

И хочется думать, что о. Николай молится за всех зубчан.

28 июня 1990 г. в соответствии со ст. I Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40 – х и начала 50-х годов» Беззубиков Николай Александрович реабилитирован.

Л.Ш.

Памяти отца Бориса (Боголепова)

Вглядись внимательный, живущий в мире –

Тюремный снимок – тайны краткий миг.

Сквозь времена проступит по санкири

Уж не лицо, а Богоносный Лик.

…В набат не били и не меркло солнце,

Затвор лишь лязгал – «опиум» и «враг».

Народ молчал, но чтоб испить до конца

Вставать смерть под именем «ГУЛАГ».

Но тут все ясно Погорельской тройке.

Террор на марше! Ну и где здесь Бог.

Не предал веру поп на редкость стойкий?

Вершитель – пуля! Выстрел – эпилог.

…И потекли в мир горний крестным ходом

В молитве пламенной за ратью рать.

Пошли, оставшись со своим народом,

Чтоб за народ пред Богом предстоять.

06.03. 2013 г.

Фото протоиерея Николая Беззубикова, священника Троицкого храма в селе Никифоровское и его семьи

___________________________________________________________________________________________________

1

Погост в бору в одной версте от города по Волге. Прокудин-Горский (1910)

2

Место слияния Вазузы с Волгой. Прокудин-Горский (1910)

3

Прокудин-Горский (1910). Волга в Зубцове.

5

Прокудин-Горский (1910) Заволжская сторона

6

 1910]. Река Волга у Зубцова. На другом берегу в лесу церквушка, на опушке – кладбище. [p] Не о таком ли пейзаже писал на чужбине поэт: [p] Тихое лето России, [p] Запахи пыльной травы, [p] Небо какой-то старинной [p] Темно-глухой синевы. [p][p] Фотография вошла в альбом «Российская Империя в цвете, 1909-1915, Владимирская и Ярославская губернии».

7

[1910]. Волга около города. Продолжение предыдущего кадра.

8

[1910]. Вазузская сторона с рекой Вазузой, впадающей в Волгу. В центре – колокольня Преображенской церкви.

9

[1910]. Часть Волжской и Вазузской сторон с мостом через Волгу. Успенский собор.

10

 1910]. Город Зубцов на Волге. Успенский собор.

Зубцов, уездный город Тверской губернии, при впадении реки Вазузы в Волгу, в 18 верстах от города Ржева.

                                         Земля православная

   Православие пришло на зубцовскую землю уже в первые века существования на Руси. Во многом это было обусловлено географическим положением края. Через Вазузу с древнейших времен проходил путь из Волги в Днепр и дальше в Черное море, который связывал такие центры христианства как Константинополь, Киев, Смоленск, Ростов. Первое упоминание Зубцова в 1216 г. можно считать первым косвенным свидетельством о существовании в нем православного храма. С большой долей уверенности можно утверждать, что в этой несохранившейся церкви на зубцовском городище в 1293 г. молился тверской князь Михаил Ярославич, направляясь в орду.

  Первыми письменно зафиксированными храмами на территории Зубцовского края являются не городские, а сельские. В Желудове, Кулотине, Волосове, Ошуркове, Федунове, Хлопове Городище,  дворцовых селах Вахново, Раково, Холм, Козмодемьянское.

К началу 20 в. В Зубцовском уезде было 48 населенных пунктов, названия которых происходили от наименований церковных праздников или имен святых, которым были посвящены храмовые престолы: Троицкое, Покров, Семеновское, Борис-Глеб и др. Церкви там, видимо, были уничтожены во время смуты и польско-литовской интервенции начала 17 в.

Приблизительные подсчеты на основании писцовых книг показывают, что в 16 — начале 17 вв. на территории Зубцовского края было не менее 80 храмов. Приход каждого из них не превышал 1000 человек и охватывал около 40 населенных пунктов.

Во 2-й половине 17 в. были возведены многие из тех церквей, которые в перестроенном, каменно-кирпичном облике дожили до 20 в.

К этому периоду относятся первое прямое упоминание храма Рождества Богородицы в Балашкове. Церковно-приходскую школу при этой церкви закончил Герой России, генерал-лейтенант, командующий  армией Михаил Федорович Лукин, Ильинской церкви в Погорелом Городище, Успенского Собора в Зубцове.

После смуты некоторые церкви не были восстановлены и селения их приходов отнесли к ближайшим уцелевшим или восстановленным храмам. С середины 18 в. В некоторых церквях появляются два священника, несколько диаконов, подъячих и псаломщиков. Начинается процесс перестройки и расширения храмов. С созданием Тверской губернии и Зубцовского уезда вся его территория вошла в Тверскую епархию.

«Генеральные собрания по Тверской губернии на 1783-1784 год» сообщали, что в Зубцовском уезде было 34 церкви, из них 9 каменных. В самом Зубцове – 4. В 1860 г. в уездном центре было уже 5 церквей, в 1894 – 7.

После 1917 г. практически все церкви были разграблены и уничтожены. К 2002 г. на территории района сохранились всего 2 памятника религиозной культуры: колокольня церкви Михаили Архангела в д. Ошурково, построенная в 1745 г. и единственная действующая Соборная Успения Богородицы церковь в Зубцове.

Эта церковь была построена из дерева в 1692 г. на средства помещика Максима Цызырева. В конце 18 в. императрица Екатерина -2 пожаловала 75 тыс. рублей на перестройку церкви уже в каменном исполнении. После 1917 г. она тоже была закрыта. Но не снесена до основания, а использовалась то как конюшня, то как мастерская. В середине 50-х г. художники расписали стены здания церкви изнутри и частично снаружи. В последние годы храм полностью отреставрирован.

Другие храмы Зубцова не сохранились. Это церкви иконы Божией Матери Печерская за Вазузой, Воздвиженская кладбищенская на Полустовой Горе, Казанская кладбищенская в бору, Спасующее: Богоявленская церковь, построена в 1808 г. Церковь обслуживала 2 323 прихожанина.Спасо-Преображенская церковь за Волгой, Троице Живоначальной.  Церкви Погорелого Городища.  По епархиальному справочнику Добровольского в 1900 г. о церквях посада сообщается следующее:  Богоявленская церковь, построена в 1808 г. Церковь обслуживала 2 323 прихожанина.

Ильинская церковь, построена не позднее 1-й четверти 17 в. Она обслуживала 3 191 прихожанина. При этой церкви, как и при Зубцовском соборе, работала воскресная школа.  В 2010 г. началось восстановление этой церкви. Кирпичное здание церкви было построено вахновским помещиком – отставным прапорщиком  Федором Ладыженским  в благодарность Господу за рождение первенца. В семье долго не было детей, и вот родился сын, которого нарекли Ильей. Мальчик Илья дослужился до полковника, был участником Крымской войны и погиб. Он был похоронен в семейном склепе у стен Ильинской церкви.

С этой церковью связана еще одна интересная история. В 1803 г. в семье священника Ивана Шалюхина родился сын Николай, который стал митрополитом Киевским и Галицким. В церкви Ильи Пророка он был крещен. Здесь служил его отец.

4-го февраля 1882 г. Платон назначен был митрополитом Киевским и Галицким. В сане митрополита он и побывал на своей родине в Погорелом Городище 30 июня — 6 июля 1889 г. и провел службу в Ильинском храме. Он завещал похоронить себя рядом с родителями, но прах митрополита по его чину покоится в Киевском Софийском Соборе.

В 2010 г. началось восстановление этой церкви.

В настоящее время на вновь возводимой Ильинской церкви Погорелого Городища установлена мемориальная доска в память о митрополите.

Сейчас на территории нашего района идет возрождение церквей и часовен: построен и действует храм у вас в Коробине, 18 мая 2013 г. у д. Щеколдино прошел молебен, посвященный закладке первого камня в основание будущей Церкви Знамения Божьей Матери, 6 июля 2013 г. в деревне Веригино также было освящено место строительства часовни.

На высоком берегу реки Осуги, в месте её слияния с рекой Вазузой, там, где ранее располагалась церковь Воскресения Христова 1773 года постройки, в 28 сентября 2014 г. освятили вновь воздвигнутую тут часовню в честь Святого Георгия Победоносца.
В этом месте располагается деревня Фомино-Городище, история которой уходит своими корнями в первые столетия становления российской государственности, когда располагавшийся тут городок являлся столицей Фоминско-Березуйского княжества.

Не сохранились и церкви  на территории района.

В период с 1905 по 1915 гг. в д. Николо-Пустынь был построен монументальный, изумительно красивый храм в двух уровнях с 6 главами и высокой колокольней. Церковь пережила Великую Отечественную войну, а уже после войны ее разобрали по кирпичику местные жители. В 2013 г. в Николо-Пустыни было положено начало возрождению православной общины и установлен Поклонный крест у места, где на протяжении веков был сначала монастырь, потом появлялись и исчезали церкви. 27 сентября 2013 г. Поклонный крест был освящен.

В 1864 г. князь Алексей Борисович Куракин в д. Волосово, устроил домовой храм в одном из боковых флигелей главного усадебного дома в память скоропостижно скончавшегося любимого сына Бориса и его небесных покровителей – святых мучеников Бориса и Глеба.

В с. Ошурково в 1754 г. была построена кирпичная церковь Архангела Михаила. Церковь обслуживала 2 744 прихожанина. В 50-60-е г. здание церкви было сломано. Осталась только колокольня.

В д. Столипино было Тихвинская церковь, построенная в 1830 г., каменная.

В д. Борки в 1765 г. была построена каменная Казанская церковь. Была разрушена в 1941 г.

По данным Тверского епархиального статистического сборника на территории Зубцовского уезда к 1901 г. насчитывалось  20 часовен. Ни одна из них не сохранилась. В 2006 г. в Зубцове была построена на пожертвования граждан и взносы организаций и предприятий часовня святого Николая Чудотворца в северо-западном микрорайоне при въезде со стороны Ржева.

В д. Гнездилово, в Вазузском водохранилище,  находятся руины часовни. По одной из версий, это родовая часовня-усыпальница местных купцов, по другой – часовня воздвигнута помещиком с. Александровское в конце 19 в. на месте гибели сына, утонувшего в омуте реки Вазузы.

На территории Зубцовского края первые упоминания о монастырях относятся к 16-17 вв.

Смута также нанесла им непоправимый урон.

С литовским нашествием связана гибель обители на Игуменке. Из всех монастырей смуту пережили только Никольская и Ракова пустыни.  Ракова пустынь стала во 2-й половине 17 в. значительным центром церковной жизни края. В царствование Екатерины -2, в 1764 г. обе обители были упразднены, а их храмы обращены в приходские. Очень интересна их история. В с. Ивановском в 1594 г. родился будущий подвижник Иван Лихачев. В 12 лет Иван тайно покинул отчий дом, не пожелав жить «в волнении мирской красоты и богатства тленного». Обошел, странствуя по Руси, многие монастыри. Много лет прожил в послушании у архимандрита Дионисия Радонежского, был пострижен в монашество, приняв имя Иов. После долгих скитаний он пришел на место, называемое Ракова пустынь. Поставив здесь избушку и крест, Иов предался суровым подвигам отшельничества. Люди потянулись к нему, и вновь образовалась обитель. Была построена церковь во имя Покрова Богородицы. Так возникла Покровская Ракова пустынь. Возле следующего убежища подвижника Иова братия построила храм во имя святого Николая Чудотворца, отчего новая обитель стала называться Никольской  Красногорской пустынью (ныне д. Николо-Пустынь).

Зубцовская земля богата родниками. Некоторые из них приобрели широкую известность.

Курьковский родник -Источник Святителя Николая.Впервые о целебных свойствах этой воды узнали во время Великой Отечественной войны. Госпиталю, что располагался в этих местах, не хватало медикаментов, антисептических средств. Раны бойцов промывали водой из родника, и они безо всяких лекарств чудесным образом заживали. Другое название родника – Журчащий. В настоящее время подъезд и территория родника обустроены.Родник освящен в 2001 году. Теперь за водой в Курьково едут со всей России.

Родник на ул. Ключевая г. Зубцов был обустроен и освящен в августе 2011 г.

Завершить хочу словами нашего краеведа-историка Виктора Кузнецова: «Без понимания духовного мира наших предков невозможно понимание прошлого, уважение которого, по словам Пушкина, является главной чертой, отличающей образованность от дикости».

Г. Шумаева, гл. библиограф МБУК МЦБС Зубцовского района

Список использованной литературы:

 

  1. Кутейников, С. Золотая глава: 21 августа установлены купол и глава Ильинской церкви в Погорелом Городище // Зубцовская жизнь.- 2014.- 28 августа
  2. Подвойский, Н. У слияния Волги с Вазузой: Освящение часовни святого Георгия Победоносца у д. Фомино-Городище // Зубцовская жизнь.- 2014.- 9 октября
  3. Кузнецов, В. Гражданин Святой Руси: (Н. И. Городецкий – Платон) // Зубцовская жизнь.- 1998.- 29 сентября
  4. Жаренова, Э. Храм Успения Богородицы в г. Зубцове // Зубцовская жизнь.- 2003.- 20 марта
  5. Подвойский, Н. Освящение Поклонного Креста в Николо-Пустыни // Зубцовская жизнь.- 2013.- 3 октября
  6. Подвойский, Н. Дорога к Храму: Николо-Пустынь // Зубцовская жизнь.- 2013.- 26 сентября
  7. Артамкина, Т. С благословения Божия: о закладке камня будущего храма в Щеколдино // Зубцовская жизнь.- 2013.- 23 мая
  8. Подвойский, Н, Источник жизни: (на ул. Ключевой) // Зубцовская жизнь.- 2011.- 25 августа
  9. Подвойский, Н. Воистину воскресе!: о реконструкции Успенского  Собора // Зубцовская жизнь.- 2011.- 28 апреля
  10. Подвойский, Н. Святой Николай-в Малом Коробине // Зубцовская жизнь.- 2010.- 25 марта
  11. Подвойский, Н. Мир всем Вам!: освящение церкви в Малом Коробине // Зубцовская жизнь.- 2009.- 20 августа
  12. Кутейников, С. В честь Платона // Зубцовская жизнь.- 2008.- 24 апреля
  13. Александров, С. Дорога к Храму // Зубцовская жизнь.- 2006.- 13 июля
  14. Кутейников, С. Церковь села Балашково // Зубцовская жизнь.- 2004.- 8 апреля
  15. Эминова, Е. В наших душах границы между злом и добром: интервью с настоятелем Успенского Собора о. Димитрием // Зубцовская жизнь.- 2002.- 4 января
  16. Такая была церковь: о каменной церкви в с. Николо-Пустынь // Зубцовская жизнь.- 2001.- 6 декабря
  17. Часовни Зубцовского уезда // Зубцовская жизнь.- 2001.- 7 ноября
  18. Петров, Н. Виллы строить легче, чем церкви: о строительстве часовен в г. Зубцове // Зубцовская жизнь.- 2001.- 4 октября
  19. Кузнецов, В, Монастыри земли зубцовской // Зубцовская жизнь.- 2001.- 21 июня
  20. Кузнецов, В. Земля православная: обзор церковной жизни Зубцовского края до 18 века // Зубцовская жизнь.- 2001.- 12 апреля
  21. Кузнецов, В. Загадки зубцовских церквей // Зубцовкая жизнь.- 2000.- 22 августа
  22. Кутейников, С. Церковь села Ошурково // Зубцовская жизнь.- 1998.- 17 октября
  23. Кузнецов, В. Гражданин Святой Руси: О Н. И. Городецком, иноке Платоне // Зубцовская жизнь.- 1998.- 29 сентября
  24. Церкви Погорелого Городища // Зубцовская жизнь.- 1998.- 25 августа
  25. Церкви города Зубцова // Зубцовская жизнь.- 1998.- 11 августа
  26. Урушев, Д. Иов из рода Лихача // Ржевский вестник.- 2015.- 11 февраля.

«Благодарим Галину Николаевну Шумаеву, главного библиографа Зубцовской центральной библиотеки  http://biblios.ucoz.ru/ за предоставленный материал.»

 

(946)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *